StarJet

---Сергей Грачев---

«Создатель космических крыльев. Годы жизни в Украине», С.И.Грачев, 2009 г.
"Г.Е.Лозино-Лозинский и создание посадочного комплекса  орбитального корабля на Байконуре". С.И.Грачев, 2010 г.
"Буранная" осень 1988 года". С.И.Грачев, 2010 г.
"Хроники Посадочного комплекса орбитального корабля "Буран". С.И.Грачев, 2010 г.
"Фотоснимки штатного руководителя полетов в/ч 03079 Cергея Ивановича Грачева на аэродроме "Юбилейный" Посадочного комплекса орбитального корабля "Буран". С.И. Грачев, 2011 г.


 

From:          Грачев С.И.
To:               Студневу В.В.
Subject:
     СПАСИБО
Date:           11 января 2010 в 12:10

Здравствуйте, еще раз Владислав Васильевич!

Только что прочитал Вашу статью.
Это потрясающе! И сайт создан замечательный!
"Как из отдельных плиток, сложилась теплозащита Бурана, так из ваших рассказов, складывается картина того, как человеческая мысль и концентрация усилий людей, специалистов своего дела, превращаются в победу разума. "

Спасибо!
Я готов выслать некоторые свои материалы для публикации на Вашем сайте - на адрес Коротченко Виктора Ивановича.

(P.S. Пишу с  адреса на работе)

С уважением    Сергей.

    From:        grach@uksatse.org.ua
To:             buran@akado.ru
Subject:    Лозино-Лозинский
Date:          11 января 2010 в 14:20

Здравствуйте, уважаемый Виктор Иванович!

О Вашем сайте, посвященном 100-летию Г.Е. Лозино-Лозинского,
я узнал от Владислава Васильевича Студнева.
Сайт замечательный и очень нужный.

К юбилею Главного конструктора в Киеве прошли мероприятия к этому событию.

Я готовил некоторые материалы и высылаю их на Ваше усмотрение.

С уважением
Сергей Грачев.
 


Создатель космических крыльев. Годы жизни в Украине
К 100-летию со дня рождения Г.Е. Лозино-Лозинского

          25 декабря 1909 года, на Рождество, в Киеве (предположительно – в Пуща-Водице), в семье государственного адвоката Евгения Лозино-Лозинского родился сын, которому родители дали имя Глеб. Имя редкое и очень древнее. Возможно – от русского слова "глыба" или "глоба" (жердь), от древнескандинавского «гудлеифр» или древнегерманского «гутлеиб» – любимец Богов...

         По происхождению отец мальчика был столбовым дворянином, относившимся к древним потомственным дворянским родам, с XVI века заносившимся в специальные «столбцы» – родословные книги. Любопытно отметить, что в дореволюционной России ХІХ века появилось много так называемого «титулованного» дворянства в результате пожалования личного или потомственного титула за особые заслуги, за выслугу лет, по чину, по ордену и т.д. И не всегда к аристократическому классу присоединялись люди действительно достойные, тем более что столбовые дворяне не имели никаких привилегий перед представителями новых дворянских родов. Древность рода служила лишь предметом гордости его представителей – быть в одном ряду с фамилиями старинных родов Волконских, Вяземских, Долгоруковых, Трубецких, Кропоткиных, Хованских и многих других, для которых величие государства прежде всего...

          Достоверной информации о родителях Глеба пока получить не удалось. Есть кое-что о фамилии Лозина-Лозинский…

            В семье земских врачей (по убеждениям – «народников») — Константина Степановича Лозина-Лозинского и его жены Варвары Карловны Шейдеман, живших в г. Духовщина Смоленской губ., родились дети:
            Владимир Константинович Лозина-Лозинский (1885-1937), священнослужитель, репрессирован и расстрелян (1937);
            Алексей Константинович Лозина-Лозинский (1886-1916), поэт.

            В 1888 году мать заразилась тифом, ухаживая за больными в земской больнице, и умерла. Овдовев, отец с сыновьями Владимиром и Алексеем вернулся в Санкт-Петербург, получил место врача на Путиловском заводе и через некоторое время женился.

            Его вторая жена, Ольга Владимировна Сверчкова, заменила братьям мать. Большая семья, в которой родилось ещё трое детей, была очень дружной. Из этих троих детей предположительно известен

            Константин Константинович (Любич-Ярмолович) Лозина-Лозинский (1894-1986), врач, эмигрировал в Италию (1920);

            Если отчество отца Глеба – Константинович (?), то можно предположить, что он есть одним из этих троих детей, родившимся после 1888 года и на момент рождения Глеба (1909) был не старше 21 года.

             Вот еще любопытные данные: «…Из истории следует, что у Лозина-Лозинских есть даже семейный герб (его можно найти в одном из залов Эрмитажа). Некогда указом Сената, дабы восстановить историческую последовательность, эта ветвь древнего дворянского разветвленного рода — по происхождению польского, католического и постепенно обрусевшего — получила приложение «Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинские».

            Местность Лозины (Łoziny) когда-то находилась в восточных землях, принадлежащих Польше. Лозинские происходили из города Лозина близь Львова на Червонной Руси. (Город Лозина есть и поныне) Город этот, по свидетельству историков, был подарен им польским королем в 1454 году, поэтому они стали называться Лозина-Лозинские.

            Есть и другая версия, относящаяся к более позднему времени. В одном из своих произведений Иван Куприн описал происхождение последней составляющей фамилии — Лозинские. Жители этого Лозино занимались, помимо плетения, разными ремеслами. Кто-то мастерски без устали вращал гончарный круг (Горшковы), а кому-то были дороже молот и наковальня (Кузнецовы). Между тем Лозино-Лозинские, возможно по бедности, сохраняли верность лозе…»

            Еще один нюанс. В «Свидетельстве» об окончании Г.Е. Лозино-Лозинским Кременчугской профтехшколы в 1926 году записана фамилия «Лозина-Лозинский»…

          Согласно «Табели о рангах» Российской империи Евгений Лозино-Лозинский занимал скромную должность в ранге присяжного поверенного – был адвокатом на государственной службе при окружном суде (судебной палате), что предъявляло весьма высокие требования к личным и профессиональным качествам человека.

         Через некоторое время семья Лозино-Лозинских переезжает в Кременчуг и поселяется в пятикомнатной квартире дома, рядом с которым был городской суд, где, возможно, работал отец. Детство и юность Глеба проходили в бурные и тяжелые годы начала ХХ века.

         В 1914 году началась Первая Мировая война. (Возможно из-за этого пришлось уехать из Киева).

         1917год – Февральская и Октябрьская революции. Будучи уже гимназистом, последнюю он принял восторжено и гораздо позже скажет: "Ее великая заслуга - в том, что она показала: достойные люди есть в любых классах общества". Но новая рабоче-крестьянская власть жестко обходилась с интеллигенцией. Семью Лозино-Лозинских выселяют из собственной квартиры и дают две комнаты в другом доме с отвратительными бытовыми условиями.

         1918 год – Гражданская война. 9 января 1918г. в Кременчуге устанавливается Советская власть, но уже 25 марта город заняли австро-германские войска, которых 30 ноября сменили петлюровцы. 1 февраля 1919г. в город вновь вернулась Красная Армия, но не надолго, т.к. 10 августа город захватили деникинцы. И только 20 декабря 1919г. в Кременчуге была окончательно установлена власть Советов. Вот как об этом вспоминает Г.Е. Лозино-Лозинский: «… началась Гражданская война, и власть в городе стала то и дело меняться. Кто только у нас не был... То зеленые, то красные, то белые, то Махно, то атаман Григорьев...» Трудно было разобраться в этой круговерти, кто с кем и за кого! Но, похоже, для Глеба этой проблемы не существовало – он был за «красных» и спорил с отцом, не желая изучать в гимназии закон Божий: «Вот возьмут красные Екатеринослав (ныне Днепропетровск) - я его учить прекращаю…»

         В таких условиях не могло быть и речи о нормальной учебе в гимназии и с Глебом по всем предметам занимался отец. В 1920 году удалось вернуться жить в старую квартиру, которую «уплотнили», поселив еще одну семью. Не смотря на все эти невзгоды, детство и отрочество брало свое. Это именно те годы жизни, когда закладываются основы личности человека. 13-летний Глеб никогда не упускал случая показать всем и самому себе, что готов вытерпеть и преодолеть всё, что угодно. Прохождение сквозь пчелиный рой, сохраняя полное спокойствие... Прыжки по льдинам во время ледохода на Днепре…

         Когда начала налаживаться мирная жизнь, благодаря домашним занятиям, в 1923 году Глеб пошел сразу в 7-й клас трудовой школы. Затем – два года учебы в профтехшколе г. Кременчуга, где получил специальность слесаря. Для юноши, воспитанного просвещенными родителями этого было мало. Юридическая профессия отца его не привлекала, а он и не пытался переубедить сына, чувствуя, что наступила эпоха технических специалистов. И действительно – созданный в 1922 году Советский Союз взял курс на индустриализацию страны.

         Глеба очень интересовала энергетика и проектирование промышленных предприятий. По совету родителей, в 1926 году он становится студентом Политехнического института (ХПИ) в Харькове – тогдашней столице Украины. Институт был создан на базе одного из старейших ВУЗов – Харьковского практического технологического института, основанного в 1885 году. Занимаясь в институте, Глеб проявляет ту же настойчивость в преодолении трудностей. После первого и второго курсов обучения дважды едет на Кавказ, добираясь до Терскола на крышах вагонов, и совершает с товарищами восхождения на Эльбрус. Мало того, что это высочайшая вершина Европы, так еще и полное отсутствие в те годы специального альпинистского снаряжения… В 1930-м ХПИ реорганизуется в 5 самостоятельных отраслевых институтов и в этом же году Глеб Лозино-Лозинский стал выпускником одного из них – Харьковского механико-машиностроительного института, получив квалификацию инженера-механика по специальности «Паротехника».

   
Виктор Иванович!
Высылаю 2 фото к статье "....Годы жизни в Украине":
- копия "Свидетельства" из архива Харьковского политехнического института;
- фото "Лозино-Лозинский с женой Еленой Филипповной, середина 1950-х годов".
Это фото передала племянница Глеба Евгеньевича - Кравец Татьяна Александровна, проживающая в Харькове.
Фото к статье о ПК ОК вышлю дополнительно.

С уважением,
Сергей.

 

         В то время для привода различных механизмов в основном применялась энергия водяного пара: паровозы, пароходы, паровые турбины… Именно турбины, как самые эффективные преобразователи потенциальной и кинетической энергии пара в механическую работу, больше всего интересовали молодого инженера и по окончанию института он распределяется на Харьковский турбогенераторный завод.

         Сам завод еще только строился, его заложили год назад, в 1929-м. В то время в СССР реализовывался план электрификации всей страны – ГОЭЛРО, резко возросла потребность в турбогенераторах для тепловых электростанций и руководство государства приняло решение о строительстве в Харькове завода по производству турбин небывалой по тем временам мощности 50-100 МВт.

         На должности инженера-расчетчика Глеб активно включился в работу по сооружению гиганта социалистической индустрии. Он участвует в проектировании первой отечественной паровой конденсационной турбины большой мощности. Кроме того – преподает на курсах для квалифицированных рабочих. Лозино-Лозинский разработал новую методику расчета турбин и, будучи еще довольно молодым специалистом, завоевал немалый авторитет среди старших коллег. Он стоял у истоков предприятия, с заводского стенда которого в 1935 году сошла первая паровая турбина мощностью 50 МВт и которое сегодня называется «Турбоатом» - один из крупнейших в мире турбостроительных заводов.

         Труд талантливого инженера не остался незамеченным. В связи с тем, что при разработке авиационных двигателей внутреннего сгорания едва удавалось преодолеть мощность в 1000 л.с., в 1932 году Лозино-Лозинскому предлагают принять участие в создании паротурбинной двигательной установки невиданной по тем временам мощности в 3000 л.с. для бомбардировщика ТБ-4, который с 1931года проектировал А.Н. Туполев. (В 1934 году на базе проекта этого самолета был построен для агитэскадрильи им. М.Горького и совершил первый полет гигант АНТ-20 с восемью поршневыми двигателями по 900 л.с.). Для выполнения этой работы он переводится на кафедру моторостроения Харьковского авиационного института (ХАИ), созданного в 1930 году после реорганизации ХПИ. Так Глеб попадает в авиацию, с которой свяжет всю свою последующую жизнь. И он попал очень удачно!

         Новый институт развивался очень быстро. В 1932 году взлетел разработанный его преподавателями и студентами-дипломниками первый в Европе пассажирский самолет с убирающимся шасси ХАИ-1, что стало исключительным фактом в истории авиации. Самолет оказался настолько удачным, что его практически сразу запустили в серийное производство на Киевском авиазаводе. В сентябре 1934 г. журнал «Самолет» писал: «По размаху авиационной мысли, смелости в решении поставленных проблем, по культуре качества строящихся самолетов конструкторы ХАИ вправе претендовать на первое место в Советском Союзе».

         На должности инженера научно-испытательной станции ХАИ Лозино-Лозинский начал работу над новой установкой. Вскоре к нему подключился инженер-конструктор М.Е. Гиндес, с которым отрабатывалась конструкция парового конденсатора – ключевого элемента оборудования «парового самолета». Было много проблем, и когда в разработку вник молодой преподаватель ХАИ, выпускник Киевского политехнического института А.М. Люлька, было признано, что применение паросиловой установки на самолёте нецелесообразно. Ее вес сведет на нет весь выигрыш в мощности, который может дать паровая турбина. Куда более эффективно использовать для ее вращения раскаленный от сжигания топлива газ, чем греть им воду в паровом котле. Идея газотурбинного двигателя витала в воздухе…

         В начале 1938 года, будучи уже заместителем начальника Бюро предварительного проектирования ХАИ, Г.Е. Лозино-Лозинский вместе с М.Е. Гиндесом и будущим знаменитым конструктором авиационных двигателей, одним из основоположников теории воздушно-реактивных двигателей – Архипом Михайловичем Люлькой обосновал возможность создания газотурбинного двигателя (ГТД), положив тем самым начало новой эре в развитии авиации. Уже в 1939 году был разработан первый отечественный ГТД «РТД-1». Завязался проект первого в мире турбореактивного двигателя (ТРД) с осевым компрессором «РД-1» с тягой 500 кгс. И тут возникли трудности, ведь ХАИ все-таки был учебным заведением, а не ОКБ или НИИ, - требовалась отработка принципиально новых технологий, связанных с жаропрочными материалами. Новое дело сопровождал технический риск и опасность получить обвинение во «вредительстве»… Тем более, что руководители КБ ХАИ Калинин К.А. и Неман И.Г. уже были репрессированы.

         Да, не всё было успешным в жизни в те годы… Глеб Евгеньевич вспоминает: «Страшный голод 33-го пережил в Харькове. Я видел, как люди падали и умирали прямо на улице. Видел, как в 37-м люди исчезали. И я мог тоже сгинуть, оказавшись жертвой доноса. Но я был уверен в своих товарищах». В то время вряд ли можно было скрыть для бдительных «органов» титул «столбовой дворянин», передавшийся по наследству от отца, но для коллег по работе и других людей он был «сталинским инженером», а это тогда было главное… И, как подтверждение, говорит: «Никто не интересовался моим дворянским происхождением. Даже в 1930-е я не испытывал никаких трудностей с этим. Никто не репрессировал и моих родителей...» В то время он встречает свою спутницу жизни – Елену, дочь машиниста паровоза, которая становится его женой, и вскоре у них рождается дочь. Молодая семья живет на территории ХАИ в домике для сотрудников…

         Дальнейшую разработку газотурбинных двигателей Г.Е. Лозино-Лозинский и А.М. Люлька по решению правительства с 1939 года ведут в Ленинградском Центральном котлотурбинном институте (ЦКТИ), созданном в 1927 году в период реализации плана ГОЭЛРО. Поскольку ЦКТИ был в ведении Наркомата электропромышленности, о применении ГТД в авиации там думали в последнюю очередь. Никто, кроме самих конструкторов, не видел тогда перспектив применения воздушно-реактивных двигателей на самолетах и пока они детально прорабатывают проект самолётной силовой установки с поршневым двигателем и форсажной камерой.

         В апреле 1941 года А.М. Люлька запатентовал идею двухконтурного ТРД, но, еще раньше этого, Г.Е Лозино-Лозинский получил приглашение главного конструктора Киевского авиазавода В.К. Таирова, заинтересовавшегося его разработками, и в начале 1941 года решил продолжить работу в авиации, вернувшись на свою родину – в Киев. Пути двух великих конструкторов разошлись, чтобы сойтись вновь в 1965 году, когда А.М. Люлька возьмется делать небывалые пароводородные ТРД для аэрокосмической «Спирали» Лозино-Лозинского…

         А тогда, в феврале 1941-го, вместе с женой Еленой Филипповной и двухлетней дочерью Ириной, Глеб Евгеньевич возвращается в столицу Украины. Киевский авиационный завод «№43», образованный в 1920 году, в то время занимался ремонтом военных самолетов и изготавливал отдельные агрегаты для истребителей МиГ-3. Впрочем, освоив в 1932-1934 гг. серийный выпуск пассажирского самолета ХАИ-1, завод был способен к полноценному самолетостроению. Созданный при нем опытный конструкторский отдел (ОКО) под руководством В.К. Таирова занимался разработкой нового пассажирского самолета, который под обозначением «ОКО-1» совершил первый полет в октябре 1937 года. На его базе был разработан военный вариант ОКО-2, а также санитарный ОКО-5. Строилась машина на 10 пассажиров ОКО-3, была начата работа по маневренному истребителю-штурмовику ОКО-4. В 1938 году В.К. Таирову правительство поручило спроектировать и построить одноместный двухмоторный бронированный истребитель-штурмовик ОКО-6 (Та-1), который и планировалось строить серийно в Киеве. Самолет получился хорошим, с мощнейшим вооружением, но проблема оказалась в недостаточной мощности двигателей и низкой их надежности. Из-за нехватки средств, потери в аварии одной из двух опытных машин и необходимости постоянного ремонта военных самолетов, к 1941 году начать серийное производство ОКО-6 так и не удалось.

         Подключиться к решению этих проблем и предстояло Г.Е. Лозино-Лозинскому. В должности инженера, а затем – начальника тепловой группы он приступил к созданию комбинированного двигателя для самолета, но жить и работать в Киеве помешала Великая Отечественная война. 25 июня 1941 года авиазавод был разбомблен. Погибли 38 и ранены 78 человек, было уничтожено много ценного оборудования. «Какая злость брала, когда на высоте всего 250 метров шли немецкие бомбардировщики, а наши зенитчики их не могли достать!» - вспоминает Глеб Евгеньевич. Завод эвакуировался в Новосибирск и в первых числах июля семья Лозино-Лозинских выехала из Киева. Тяжелые пути эвакуации привели его в г. Куйбышев (ныне – Самара) в конструкторское бюро А.И. Микояна, с которым он свяжет последующие 35 лет своей жизни, создавая силовые установки для истребителей „МиГ” и где впервые прикоснется к космосу, работая Главным конструктором воздушно-орбитальной системы „Спираль”...

         Вершиной творческого пути Глеба Евгеньевича станет, когда он, с 1976 года, на должности Генерального директора – Главного конструктора научно-производственного объединения (НПО) «Молния» приступит к созданию орбитального корабля «Буран», совершившего триумфальный полет в космос и автоматическую посадку на посадочном комплексе космодрома Байконур 15 ноября 1988 года. Но и тогда, работая в Москве, он не теряет связей с Украиной, участвуя в кооперации предприятий промышленности, реализуя планы создания новых авиационно-космических систем (АКС).

         С 1981 года прорабатывается альтернативный вариант многоразовой АКС «Бизань», которая могла бы стать недорогим дополнением к системе «Энергия-Буран». Работа ведется в сотрудничестве с киевскими авиастроителями, поскольку в качестве первой ступени системы планировалось использовать самолет Ан-124 «Руслан». А когда, по техническому заданию ракетно-космического НПО «Энергия», в 1988 году был создан самый большой в мире транспортный самолет Ан-225 «Мрія», Лозино-Лозинский (в свои 80 лет!) начинает проектирование многоцелевой авиационно-космической системы (МАКС). К ее созданию, кроме КБ О.К. Антонова и Киевского авиазавода, подключается Днепропетровский ракетный завод «Южмаш», где изготавливается внешний топливный бак системы. Уже начал строится орбитальный самолет, готовились к огневым испытаниям уникальные трехкомпонентные жидкостные ракетные двигатели (ЖРД), но в 1991 году прекратил свое существование Советский Союз. Резко сократилось финансирование, начался распад кооперации предприятий.

         В этих тяжелейших условиях Глеб Евгеньевич вновь преодолевает трудности - уже более высокого порядка. В 1991-1992 годах НПО «Молния» (Россия) совместно с фирмой British Aerospace (Великобритания) и АНТК «Антонов» (Украина), в сопровождении ведущих научно-исследовательских институтов, разрабатывают АКС «Interrim-Hotol», представляющую собой европейский орбитальный самолет «Hotol», стартующий с самолета Ан-225 «Мрія». Для Лозино-Лозинского участие Украины в этом проекте принципиально. Онажды он, будучи докладчиком в Мюнхене по авиакосмической системе, не начал говорить, пока в зал не внесли флаг Украины…

         В 1998 году Глеб Евгеньевич смог приехать в Киев на празднование 100-летнего юбилея Киевского политехнического института, который в свое время также был задействован в создании орбитального корабля «Буран». Группа программистов КПИ разработала программное обеспечение для испытательных стендов орбитального самолета и тренажеров для будущих пилотов.

         До конца своей жизни Г.Е. Лозино-Лозинский сохранял творческую активность, работая над проектом МАКС, пассажирскими самолетами «Молния» (первый полет в декабре 1992г.), сверхтяжелым транспортным самолетом-трипланом «Молния-1000» («Геракл»). По мнению сотрудников НПО «Молния» он был энциклопедистом, знатоком самых сложных термомеханических и газодинамических вопросов, равного которому в стране не было.

         Лауреат двух Государственных (Сталинских) и Ленинской премий, Герой Социалистического труда, а вот научные звания… Только в 1985 году защитил докторскую диссертацию, собрав собственные результаты создания сверхзвуковых воздухозаборников для истребителей. После уникального полета своего детища – «Бурана», не превзойденной до сих пор и в обозримом будущем вершины инженерной аэрокосмической деятельности, – имел полное право стать академиком Академии Наук СССР, как и С.П. Королев в 1958 году – после запуска Первого Спутника, но в 1989-м в Советском Союзе уже полным ходом шла «переоценка ценностей»… Г.Е. Лозино-Лозинский говорил, что «Сила ведь не в званиях, а в знаниях», и даже когда в середине 1990 х годов в Российской Федерации стало модным считать себя дворянином, Лозино-Лозинский решительно пресек любые попытки втянуть себя в новоявленные «аристократические собрания», полагая, что «мишура титулов важна лишь для посредственностей, которые ничем другим выделиться не способны».

         Впрочем, наследие столбового дворянства он сохранил навсегда, - своими деяниями. Многим его задумкам не удалось воплотится при жизни, которая оборвалась 28 ноября 2001 года. Умер величайший и, пожалуй, единственный в мире авиакосмический Конструктор. Похоронен на кладбище Донского монастыря в Москве.

            Использованные источники:

- статья И. Султанова «Тяжелые истребители. ОКО-6.» в журнале «Авиация и космонавтика» №1 1998 год;
- статья Л.М. Кузьминой «… И вкаждой турбине мы слышим спокойствие наших границ» (К 90-летию А.М. Люлька) в журнале «Авиация и космонавтика» №3 1998год;
- статья А. Баташева «Витки «Спирали» и повороты судьбы» в журнале «Наше наследие» №81 2007 (http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/8109.php);
- А. Железняков, «Лозино-Лозинский Г.Е., биография»
http://www.peoples.ru/technics/designer/lozino-lozinskiy/;
- В. Баргатинов, «Крылья России», Москва, Эксмо, 2005;
- В. Шавров, «История конструкций самолетов в СССР до 1938 г.», Москва, Машиностроение, 1978;
- М. Осин, «Будни российских аэрокосмических инженеров», Москва, МАТИ, 2008;
- Большая Советская Энциклопедия (CD, RP Collection 2004);
- Свободная энциклопедия – Википедия
http://ru.wikipedia.org/wiki/Лозино-Лозинский,_Глеб_Евгеньевич
- журналы «Техника-молодежи» за 1934-1941 гг.

 

 

 

 






Автор  статьи
Сергей Иванович Грвчев

Штатный руководитель полетов в/ч 03079
(ПК ОК космодрома Байконур),

Помощник Старшего Руководителя полетов
Региональной группы управления полетом
(15 ноября 1988 г)

                 Грачев Сергей Иванович

E-mail:  serggrachev@mail.ru
             s_grachev@ukr.net


Декабрь 2009 г., город Киев, Украина
 

 

---Сергей Грачев---