top.mail.ru

ДЕМЕНТЬЕВ Геннадий Петрович -
Первый заместитель Генерального директора -
Главный конструктор НПО "Молния"

 НПО "Молния"
головное предприятие
Минавиапрома СССР
по созданию орбитального корабля
"БУРАН"

      25 лет! 15 ноября 1988 - 2013 года. Юбилей!

Юбилей для тех, кто отдал свой труд, знания, опыт и душу для создания уникального по – сути авиационно-космического комплекса «Энергия-Буран». Но это ещё не Космическая Авиация, а лишь один из этапов её создания.
Юбилей именно для них, а не для тех, кому уже созданный и слетавший на ОИСЗ комплекс был не нужен вместе с его создателями. Лучше иметь кадрированную пасеку – мёд есть, а пчёл нет! Нефть, газ, лес и др. недра – это и есть для тех «экономика».

Незадолго до пуска М.С. Горбачёв посетил «Байконур». Побывал он и у меня на посадочном комплексе ОК «Буран». Мой Генеральный Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский настолько доступно изложил суть в строго регламентированное время языком опытного учителя первоклашке, что я буквально выдохнул:
- Ну, Вы даёте!
Внимательно наблюдал за М.С. Горбачёвым во время и других докладов: спокоен, без эмоций, холеный, но как-то чувствовал себя как бы гостем, а не хозяином процесса – ведь впервые в СССР такая махина в космос и обратно по-самолётному домой!

Понял много позже – он знал, что мы с этой махиной обречены!

15 ноября 2013 года тысячи причастных к этому свершению науки и техники соберутся, чтобы вспомнить годы напряженного труда, сомнений, разочарований и побед над непознанным! Чтобы вспомнить, кого уже с нами нет.

Многоразовая космическая система «Энергия-Буран» создавалась и вышла в космос в Советском Союзе! Сложнейшая кооперация предприятий, организаций, различных НИИ различных министерств и ведомств, представлящая военно-промышленный комплекс Страны, безоговорочно подтвердила способность создавать особосложные интеллектуальные системы на своей отечественной элементной базе, без заимствования различных технологий и оригинальных программных обеспечений.

В авиации взлёт и посадка – две основные операции, выполняемые лётчиком. Прекрасно, когда количество взлётов и посадок совпадает. На МКС "Энергия-Буран» взлёта не было. Было выведение на орбиту ракетой-носителем «Энергия» и, как выяснилось позже, ради неё «100 тонной» всё это и затевалось.
На нашем сайте об этом уже писалось и более – приведены слова моего Генерального!
Выведение на орбиту посредством ракеты-носителя – это один из вынужденных этапов создания воздушно-космической системы «Спираль» как основного элемента Космической Авиации.

Проект «Спирали» был нами разработан ещё в 1965 году в ОКБ академика А.И.Микояна. Система взлетала практически с любого из многочисленных аэродромов СССР на гиперзвуковом самолёте-разгонщике и довыводилась на ОИСЗ. Система не была привязана к одному дорогостоящему, конкретному и абсолютно уязвимому стартовому комплексу - никакой гарантии выполнения своей функции в заданное время!
Посадка орбитального самолёта «Спираль» осуществлялась как обычного самолёта – лётчиком, а не оператором или АСУ.

С ЦК и Правительством не спорят – нас обязали делать не орбитальный самолёт «Спираль», а орбитальный корабль «Буран», исключив из контура управления функцию лётчика. В то время никто в мире ещё не создал систему безмоторной посадки самолёта в автоматическом режиме, а в Советском Союзе ни одна авиационная фирма не получала задание создать посадочный комплекс для самолёта, возвращающегося на Землю из космического пространства!

И ещё раз – с ЦК и Правительством не спорят, тем более с таким лоббистом как Д.Ф. Устинов. Нам всё это поручили обеспечить в указанный срок!

Как создавалась и испытывалась МКС «Энергия-Буран» много написано, отснято. Много сделано теле и радио интервью причастных и непричастных к этим работам.

В этот Юбилей 25-летия пуска и уникальной посадки «Бурана» хочется вспомнить всех коллег, конструкторов, инженеров, испытателей, операторов многочисленных пультовых и многих других, участвовавших не только на «Байконуре» 15 ноября 1988 года, но и гораздо раньше в ОКБ при его создании. К сожалению, пофамильно перечислить всех невозможно, даже выборочно – можно кого-то обидить. Уж лучше пусть обижаются на меня – вытерплю! Но 15 ноября 2013 года я точно знаю, что отмечу эту настольгическую дату вместе со своими коллегами – друзьями моего самого первого комплексного отдела за большим столом на 35-40 человек. Столько человек после четверти века – это прекрасно! Это они со мной участвовали в определении конструктивного облика ОК «Буран» в интересах посадки его с участием радиотехнических средств системы навигации, посадки и управления воздушным движением и эксплуатационной технологичности корабля в целом.

Но особо хочется вспомнить в этот день наших пилотов лётного отряда.

Средств доставки крупногабаритных грузов на полигон «Байконур» в Союзе не нашлось. Технологически расчленить основные элементы ракеты-насителя «Энергия» или не смогли, или просто не захотели и это при наличии производственных площадей непосредственно на полигоне (ракету для лунной программы Н-1 собирали на этих площадях и заводские структуры были сохранены).

Всё просто – внесли в Постановление ЦК КПСС и Совмина поручение НПО «Молния» - разработка средств воздушной транспортировки для РН «Энергия».
Пришлось вывести из строя ВВС Союза три обычных боевых самолёта конструкции В.М. Мясищева «3М», необратимо их доработать под самолёт-транспортировщик «ВМ-Т», провести лётные испытания и начать изнурительную и достаточно опасную лётную работу по производству полётов на посадочный комплекс космодрома.

Все крупногабаритные грузы ракеты-носителя «Энергия» и все орбитальные корабли «Буран» на посадочный комплекс космодрома «Байконур» были доставлены только на самолётах ВМ-Т нашими лётными экипажами.

Авиационный начальник полигона даже отказывался брать на себя функцию руководства полётами в зоне аэродрома ПК ОК: аэродром не принят, ВПП не завершена, а я провожу здесь лётные испытания сложной авиационной системы. И он, к сожалению, был прав! А вдруг что?! Приходилось звонить Главкому ВВС – Зам. Министра обороны маршалу П.С. Кутахову, который с понятием лётчика относился к подобным моим просьбам. Вопрос решался, а отношение к человеку изменялось.

Четыре прекрасных человека, высококвалифицированных лётчика, в должности командиров экипажей обеспечили ВСЕ воздушные транспортировки крупногабаритных грузов на внешней подвеске самолёта ВМ-Т:
- Анатолий Петрович Кучеренко – заслуженный лётчик-испытатель СССР (умер в 2003г.);
- Эдуард Николаевич Чельцов – заслуженный лётчик-испытатель СССР (погиб во время испытательного полёта на М-55 29 мая 1995 года);
- Владимир Васильевич Архипенко – заслуженный лётчик-испытатель СССР, Ст. лётчик-испытатель ЭМЗ им. В.М. Мясищева, установил 7 мировых рекордов высоты, скороподъемности и скорости на самолёте М-17;
- Николай Николаевич Генералов – лётчик-испытатель 1 класса, установил 7 мировых рекордов высоты, скороподъемности и скорости на самолёте М-17 (умер).

Посмотрите на этом сайте о самолёте ВМ-Т, и Вы узнаете, трудно ли летать на таком самолёте с грузом на внешней подвеске, который по диаметру больше самого самолёта, да ещё с велосипедным шасси.
Когда самолёт ВМ-Т с самым большим грузом сверху на подвеске был показан Министру обороны, тот с неподдельным удивлением спросил лётчика:
- Он тебе не мешает пилотировать?
- Так я же его не вижу из кабины, – отшутился Анатолий Кучеренко.

Подготовка орбитального корабля в режиме автоматической посадки потребовала огромного объёма испытаний на многочисленных моделирующих стендах, специально созданных для этих целей летающих лабораторий на базе самолётов Ту-154, Ту-134, МиГ-25 и др.
Этап отработки аппаратуры микроволновой системы посадки проводился на электрически подобных макетах в ЛИИ им. М.Громова, а уже окончательный этап отработки на штатных средствах посадки у меня на ПК ОК в «Байконуре».
В Жуковском испытательные полёты проводились сначала на летающих лабораториях Ту-154, на которых была установлена система управления ОК "Буран", а затем на полноразмерном аналоге орбитального корабля БТС-002 с той лишь разницей, что на нём установили 4 газотурбинных двигателя для обеспечения взлета и выхода в точку начала выполнения режима спуска по крутой глиссаде.
Внешне он ничем не отличался от «Бурана», в основу конструкции которого положена самолётная схема типа «бесхвостка» с низкорасположенным треугольным крылом переменной стреловидности.

Летали по штатным траекториям спуска в ручном, директорном и автоматическом режимах. На восьмом полёте Игорь Волк и Римантас Станкявичюс удержались от соблазна и не схватились за ручки управления, так чистенько и аккуратно аналог сел на полосу – был совершён первый в автоматическом режиме безмоторноый полёт вплоть до касания полосы.
Впечатление посадки по крутой глиссаде в 19 град не для слабонервных – самолет со скоростью 600 км/час летит к земле, а привычного горизонта не видно, только земля и ничего другого. Сам испытал подобное впечатление, но привыкаешь быстро – 1,5-2 сек, когда понимаешь в каком режиме находишься.

На ПК ОК летали на летающих лабораториях по тем же траекториям, в тех же режимах, но сам объём лётного эксперимента был существенно больше. Закончился этот многофункцианальный эксперимент тем, что не лётчики освоили режим автоматической посадки орбитального корабля «Буран», а специалисты и лётчики научили летать «Буран» в автоматическом режиме посадки.

Интересна была реакция лётчика, когда ему показывал записи на мониторе системы телевизионного наблюдения тех эволюций, которые совершал самолёт в режиме посадки под его управлением. Крутая глиссада, порывы ветра Приаральских Кара-Кум, запас высоты и скорости на глиссаде – всё улавливали специалисты и лётчики. Ну надо же! Вот порыв! А крен, касание и т.д.
На послеполётном оперативном разборе, которое проводил после каждого испытательного полёта, лётчики соизмеряли пространственное положение корабля и свои управляющие воздействия на систему.
Основную же работу по детальному разбору полёта проводили ведущие инженеры по лётным испытаниям с группой расчёта и анализа. И часто в гостинице и заполночь.

Они летали на посадочном комплексе ОК «Буран» в Байконуре:
- Игорь Петрович Волк – заслуженный лётчик-испытатель СССР, летчик-космонавт СССР, руководитель отряда лётчиков космонавтов-испытателей Минавиапрома СССР. Герой Советского Союза.
- Римас Антанас-Антонио Станкявичюс – заслуженный лётчик-испытатель СССР, космонавт-испытатель (погиб на лётном поле аэроклуба «Сальгареда» близ Венеции на самолёте Су-27 9 сентября 1990 года).
- Александр Владимирович Щукин - лётчик-испытатель 1 класса, космонавт-испытатель (погиб 18 августа 1988 года на самолёте Су-26М).
- Заболоцкий Виктор Васильевич – заслуженный лётчик-испытатель СССР, космонавт-испытатель, установил два авиационных рекорда.
- Сергей Николаевич Тресвятский – заслуженный лётчик-испытатель РФ, космонавт-испытатель.
- Урал Назибович Султанов – заслуженный лётчик-испытатель РФ, Герой РФ, космонавт-испытатель, установил 10 авиационных рекордов.
- Магомед Омарович Толбоев – заслуженный лётчик-испытатель РФ, Герой РФ, космонавт-испытатель.

В День Юбилея особенно хочется с благодарностью и душевной теплотой вспомнить легендарного советского и российского лётчика, Героя Советского Союза, заслуженного лётчика – испытателя СССР, генерал-майора авиации Валентина Петровича Васина. Хоть он и числился моим заместителем по межведомственной оперативной группе, он был для меня живой легендой лётного мастерства и анализа проводимых особосложных лётных испытаний ПК ОК.
Благодаря лично ему в процессе лётных испытаний и производства полётов на ПК ОК не было ни единой даже предпосылки к лётному происшествию.

Основным сооружением на ПК ОК является ОКДП – объединённый командно-диспетчерский пункт. Это 6-ти этажное длиной около 100 метров здание «под завязку» заполнено аппаратурой, различными антеннами связи, телеметрии, метео и т.п. и т.д.
Всё, что показывал подмосковный ЦУП о посадке ОК «Буран» 15 ноября 1988 г. передавалось ему из ОКДП посадочного комплекса и даже целеуказания антеннам дальней связи космодрома (площадка 23 - частенько показывает ЦТ как символ полигона).
Всё же, основная система, размещаемая в ОКДП, в т.ч. в главном зале управления, была радиотехническая система навигации, посадки и управления воздушным движением. Она обеспечивала выдачу координатной информации для коррекции автономной системы управления по данным радиомаячных систем навигации, а также для автоматической посадки и пробега ОК по ВПП. Она же измеряла координаты «Бурана» с помощью наземных радиолокационных средств обработки и выдачи вычислительным комплексам информации для контроля воздушной обстановки и др.

Эту систему доводил до ума бессменный технический руководитель от ленинградского ВНИИ Радиоаппараратуры Минрадиопрома СССР Владимир Борисович Андриенко (к глубочайшему сожалению его в этом году не стало).

В жизни принято, что на самый заключительный этап любого мероприятия, события или даже эстафеты ставят наиболее подготовленного спортсмена, показывающего лучший результат и гарантированно доносящего палочку или факел до финиша. Он завершает начатое командой ожидаемым результатом.

Так и наше Научно-производственное объединение «Молния» Минавиапрома СССР с честью завершило программу летно-космических испытаний МКС «Энергия-Буран» уникальной автоматической, безмоторной и без права на второй круг посадкой орбитального корабля «Буран» на созданный ею посадочный комплекс космодрома «Байконур». Завершило посадкой, вошедшей как достижение Советского Союза в «Книгу Рекордов Гинесса».

Я всегда буду помнить с восхищением и уважением своего Генерального Глеба Евгеньевича Лозино-Лозинского и его 1-го заместителя Геннадия Петровича Дементьева, с которыми мне с 1965 года посчастливилось заниматься созданием Космической Авиации в Советском Союзе.

Я благодарен им за то, что мне было доверено создание посадочного комплекса ОК «Буран», на который с ОИСЗ совершил посадку орбитальный корабль – ожидаемый результат был получен!
Работу военно-промышленный комплекс Страны успешно выполнил!

Спасибо всем участникам работ – это все вы, кто ещё раз доказал миру, что Советский Союз - это была легендарная авиационно-космическая Держава, способная защитить свои рубежи на Земле и в Космосе!

Но Вас не услышали! Не услышат, даже когда маленький мальчик из сказки датского писателя Ганса Христиана Андерсена крикнет: « А король то – голый».

Уважаемые коллеги!

В день юбилея не огорчайтесь, что созданная Вами особосложная система осталась не востребованной, что не найдена ей альтернатива, остатки промышленности не способны сегодня через 25 лет воспроизвести созданное Вами.

Помните – Ваш труд уникален! Оденьте свои награды, покажите своим домашним знаки поощрения и благодарности за Ваш труд и доблесть! Вы это заслужили! Заслужили и седые головы!

Синдром некомпетентности не приживётся на Руси Великой, а с ним изчезнет и расплодившаяся масса болтунов и прочих говорунов.

Низкий Вам поклон, дорогие коллеги!

PS. 29 октября 2013 г. американская компания Sierra Nevada Corporation сообщила о расширении своей космической программы по производству и испытаниям челнока Drem Chaser.
Планируется ввести в активную эксплуатацию этот аппарат в 2015 году. Что за новый американский проект дальнейшего освоения космоса? Действительно, для них новый!
А по сути это абсолютно схожий по весовым характеристикам, геометрии и с теми же задачами наш проект воздушно-орбитального самолёта «Спираль», разработанный и испытанный в атмосфере ещё в 1965 году (cм. наш сайт).
Молодцы американцы – поняли наши давние работы и сделали их своими, но на новой элементной базе и с учётом последних достижений уже мировой науки и техники.

Основная задача – доставка грузов и экипажей на МКС, а это одна из основных статей заработка космонавтики в РФ. Что же дальше?!

Отдельная Благодарность Администратору нашего сайта Виктору Ивановичу Коротченко, за его принципиальность, безапелляционную честность и правдивость в освещении порой неудобных вопросов на самых различных уровнях.
В этом ему, безусловно, помогла его непосредственная лётная работа на аэродромах ЛИИ им. М.М. Громова и на посадочном комплексе космодрома «Байконур» при отработке системы управления ОК «Буран».

Руководитель Межведомственной оперативной группы
Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам
на Посадочном комплексе ОК «Буран» космодрома "Байконур",

Директор комплекса – Главный Конструктор НПО «Молния» Минавиапрома СССР
(до декабря 1998 года),

Ответственный технический руководитель Посадочного комплекса ОК «Буран» на космодроме «Байконур"

Владислав В. Студнев

15 ноября 2013 года, гор. Москва, Россия

Для "Бурана" время впереди

15 ноября 2013 года в ДК "Салют" (гор. Москва) коллективы ОАО "НПО Молния" и ОАО "Тушинский машиностроительный завод", преемники НПО "Молния" и ТМЗ Минавиапрома СССР, в торжественной обстановке отмечали 25-летие полета орбитального корабля "Буран". Ведь Буран зарождался, от расчетов и чертежей до металла, на "тушинском пятачке".
Присутствовали почетные гости. Бывшие работники этих предприятий официального приглашения на юбилейное мероприятие не получили, но вход в ДК "Салют" был свободный и места в зале хватило всем, кто узнал об этой встрече от друзей.

Послушайте аудиозапись выступления Героя Советского Союза, Летчика-космонавта СССР, Заслуженного летчика-испытателя СССР, Начальника ЛИЦ - Заместителя Начальника ЛИИ
им. М.М. Громова, полковника Волка Игоря Петровича.

    Для включения звука нажмите клавишу 

Дорогие друзья!

Тут говорить нечего, праздник есть праздник. Правда, возможно, со слезами на глазах, но все равно это не должно умалять значение этого дела.

Да, действительно, выдающее событие произошло. И даже мировые средства говорили, что мы достигли больших технических, инженерных, технологических высот.

Я думаю, что вам здесь уже многое рассказали, мне повторяться не хотелось бы. Поэтому, знаете… Сегодня ночью мне пришло стихотворение, называется «Для Бурана время впереди».

Я думаю, что я прочитаю его, потому что оно касается всех нас.

Четверть века минуло с момента,
Как объект космической красы
Приземлился под аплодисменты
На бетонку взлетной полосы.

Время жестко нам продиктовало,
Чтоб Буран пронесся над Землей.
Гонка за оружием сковала
Нашу жизнь невидимой петлей.

Сталин говорил вполне резонно:
Нет щита в заманчивых мирах
И расход в стране на оборону
Четверть из бюджета - это крах.

Мы в послевоенных Комитетах
Много стран держали под ружьем
И две трети нашего бюджета
Тратили, чтоб мир пугать огнем.

Допугались до того, что стали
Время то застойным называть.
Нас не звали в солнечные дали,
А в словах топили нашу стать.

Никсон подостыл в Союз приехать,
Предложил он сделку «баш на баш»:
Вы, мол, мне не будете помехой,
Мы дополним ваш съестной багаж.

Пар опал, имел законы сытно
И к Луне помчался Апполон.
Он летал от нашей прессы скрытно.
Мало ли кто штурмует небосклон.

Жили мы почтением согреты,
А потом пришла прозренья суть.
Из любого уголка планеты
К нам он может дух святой метнуть.

Мы банкирам рот закрыть не сможем,
И не сможем повлиять на курс.
И наивно локоточки гложем,
Чтоб узнать, какой же будет груз.

Кремль с надеждой бросил клич ученым,
Чтоб создать советский Апполон
Будут пусть и наши сотенные тонны,
Будут на орбитах, как заслон.

Наш потенциал был признан в мире.
И Буран, американцам тот
Он и деньги наши не транжирил
И коллег-то в чем-то превзошел.

Создавалась целая система
Разработки комплекса Буран.
И с деньгами не было проблемы,
И поддержка многих братских стран.

Возглавлял работу нашей всей системы
Академик Валентин Глушко.
И с его технической эмблемой
Круг проблем решался широко.

Весом триста тонн стоит махина
(это, конечно, вранье),
Чтобы выстрелить ее от пут земных.
Семьдесят кубов объем кабины
И вмещает сразу шестерых.

Груз, тринадцать тонн, берет обратно,
Месяц может в космосе летать,
Автоматом, установки штатной,
Он надежно может удержать.

В экипаже опытные ассы:
Каноненко, Левченко и я.
Им близки космические трассы
И они в полетах знают толк.

От коллеги Шаттла он отличен,
На посадке тоже автомат.
Цикл у испытаний не типичен:
Было их десятка два подряд.

Если в Шаттле было невозможно
Отвести опасность от людей,
Для Бурана стало непреложным
Правило, что жизнь сильней идей.

Состоялся он, полет успешный,
Чтоб могли мы в завтра заглянуть,
На ступеньках в темноте кромешной
Освещая наш великий путь.

Он вошел в сознание наше прочно,
Как блестящий мировой проект.
Но, пока что, отпуск взял бессрочный.
Для него не создан славы век.

Путь наш в завтра предсказать не сложно.
Навестят нас звездные дожди.
Потому и знаем непреложно -
Для Бурана время впереди!

Дорогие друзья!

Прежде всего, я хочу поздравить вас, потому что вашими руками, головами, временем было создано все это чудо. И поэтому мне хочется сказать огромное спасибо за то, что вы сделали, и что я нахожусь и находился рядом с вами.

Я хочу пожелать вам всего самого доброго. Будьте… во-первых, улыбайтесь, потому что за последнее время ходишь по дорогам Москвы - очень мало видно людей улыбающихся. Будьте здоровы, будьте радостны, шутите, не забывайте благодарить друг друга, обнимать друг друга, говорить ласковые слова. Самое главное, что сейчас нам надо делать, потому что, к сожалению, время пришло такое, что неизвестно чем закончится. Поэтому я желаю вам всего самого лучшего.

Текст выступления И.П. Волка и стихотворение, которое он прочитал, восстановлены по аудиозаписи, возможны некоторые неточности (аудиозапись В.И. Коротченко).

 

15 ноября 1988 года

После трехвиткового полета по орбите ИСЗ орбитальный корабль  "Буран" совершил автоматическую бездвигательную посадку на специально построенный на космодроме Байконур Посадочный комплекс орбитального корабля.

На фотоснимке:
ОК "Буран" в автоматическом режиме завершает пробег по взлетно-посадочной полосе Посадочного комплекса орбитального корабля, в полете - самолет оптико-телевизионного наблюдения МИГ-25 СОТН с экипажем: Магомед Толбоев - заслуженный летчик-испытатель СССР, Сергей Жадовский - телеоператор (ЛИИ им. М.М. Громова).

 

   Следующая страничка  


© 2009  -- 2017  В.И. Коротченко
   Все права защищены
Администратор и дизайн сайта В.И. Коротченко, e-mail: starjet@mail.ru
Рейтинг@Mail.ru    c 20.10.2010 г.